...Завершился второй год Великой Отечественной войны. Красная Армия после многих поражений и неудач одержала крупную победу над германским вермахтом под Сталинградом и добилась в ходе ожесточенной и кровопролитной борьбы перелома в свою пользу. В течение нескольких месяцев советские и немецкие войска вели всестороннюю подготовку к решающим летним сражениям.
На Курской дуге сосредоточились огромные силы. Основные надежды в достижении успеха делались обеими сторонами на бронетанковые войска. В общей сложности в Курской битве участвовало более 12 тысяч танков и самоходных артиллерийских установок, до 70 тысяч орудий и минометов, около 12 тысяч боевых самолетов, более 4 миллионов солдат и офицеров. Развернувшиеся в ходе битвы танковые сражения были непревзойденными как по количеству участвующих в них танков, так и по потерям с обеих сторон. Среди них особо выделяется Прохоровское танковое сражение, которое произошло 12 июля 1943 года.
Еще в начале оборонительного сражения на Воронежском фронте – а оно началось 5 июля - стало ясно, что наличными силами трудно будет остановить вражеские атаки на Обоянском и Корочанском направлениях. Поэтому Ставка Верховного Главнокомандования приказала выдвинуть в полосу фронта 5-ю гвардейскую общевойсковую армию генерала А.С.Жадова и 5-ю гвардейскую танковую армию, которая формировалась в районе Острогожска и Россоши. Эта армия во главе с генерал-лейтенантом П.А.Ротмистровым немногим более чем за сутки к утру 8 июля совершила марш-бросок в 200 км и сосредоточилась на западном берегу реки Оскол. Затем, приведя в порядок материальную часть, корпуса армии вновь совершили 100-километровый бросок и к исходу 9 июля в строго назначенное время сосредоточились в районе Бобрышево, Веселый и железнодорожная станция Прохоровка.
А что же подготовил противник к утру 12 июля на западных и южных подступах к Прохоровке? Командующий 4-й танковой армией генерал Гот привлек для наступления на Прохоровку с запада свои главные силы: 2-й танковый корпус СС (лучший танковый корпус вермахта). С юга из состава армейской группы «Кемпф» наносил удар 3-й танковый корпус. В общей сложности немцы сосредоточили после провала наступления на Обоянь для нового натиска на Курск не менее 500 танков и штурмовых орудий, из них более 50 новых мощных машин типа «Тигр». Во главе танковых соединений стояли опытные генералы, участники всех войн и кампаний, начиная с первой мировой войны. В такой напряженной обстановке все корпуса 5-й танковой армии в 8.30 утра 12 июля двинулись в атаку западнее Прохоровки. Немцы встретили их арт-огнем, контратакой тяжелых танков и ударами авиации, а затем мощной танковой лавиной двинулись навстречу нашим корпусам. Так началось встречное танковое сражение, которого не предвидела ни одна из сторон. В этом сражении все было иначе, чем в обычных повседневных боях. Передовые части первого оперативного эшелона танковой армии на полном ходу вклинивались в боевые порядки немецких войск. Сквозная танковая атака наших бригад была стремительна и ошеломила несколько медлительные немецкие части. Наши танкисты пронизали буквально всю глубину боевых порядков врага. Появление столь большого количества советских танков на поле сражения было для немцев неожиданным. Управление в их передовых частях нарушилось. Боевые порядки сторон перемешались. Это было на руку советским танкистам, так как в ближнем бою немецкие тяжелые танки лишались огневого преимущества своего вооружения. Наши танкисты, на более маневренных танках успешно поражали врага с близких дистанций, стреляли снарядами почти в упор и проламывали броню немецких машин. В целом 12 июля 1943 года в танковом сражении под Прохоровкой действовало свыше 1200 танков с обеих сторон. Выстрелы наземных орудий слились в сплошной грозный гул. В небе в это же самое время шли ожесточенные воздушные схватки. Бомбардировщики, штурмовики и истребители буквально висели над прохоровским плацдармом. К позднему вечеру 12 июля ударная группировка противника потеряла огромное количество живой силы и техники,что значительно ослабило наступательную мощь.
Важнейшим результатом этой схватки явился окончательный срыв попыток немецкой танковой группировки пробиться к Курску с юга. Это событие в полосе Воронежского фронта совпало с переходом войск Западного и Брянского фронтов в наступление на орловском направлении, что означало окончательный провал вражеской операции «Цитадель»,
Таков, в самых общих чертах, взгляд на Прохоровское сражение сотрудников Института военной истории МО РФ. А как же вспоминают день Петра и Павла (12 июля) на Прохоровской земле ветераны, непосредственные участники танковой баталии. Вот короткие фрагменты бесед с некоторыми из них: «Прямо на нас, раскачивая длинными стволами орудий, двигались громадные чудовища с черными крестами. Сошлись с нашими танками, закружились, завертелись. Поджигали и таранили друг друга. Дым, пламя, грохот, скрежет. Скоро все пространство заволокло дымом. Запахло горелым металлом, мазутом, жаренным человеческим мясом. Такое не приснится и в кошмарном сне (Р.Г.Мавлютов, ст. лейтенант)». «От разрывов бомб, снарядов, мин, от горящих танков и человеческих тел поднялся такой смрад и гарь, что все вокруг превратилось в ад. В том бою погибло пять командиров батарей, а также 50 процентов личного состава полка (М.Л.Вовкогон, командир огневого взвода)». «То был самый страшный день. День, который превратился в ночь, а земля соединилась с небом. 60 машин полковника Тарасова ринулись в то утро на поле Прохоровское, и все до единого, во главе с командиром, сгорели во встречном бою (А.И.Илларионов, командир танкового взвода)».
Прохоровка не просто осталась на месте, она остановила всю войну! Именно здесь был полностью исчерпан наступательный ресурс гитлеровцев. Враг был не только остановлен, но измотан и обескровлен. От Прохоровского поля война покатилась вспять» на запад, и немцы уже не могли остановить это откат, этот обратный ход по Украине, Белоруссии, Прибалтике, Польше, вплоть до самого Берлина. А это дорогого стоит.

Номера соединений и частей, принимавших непосредственное участие в Прохоровском сражении, звания и фамилии их командиров.
5-я гвардейская танковая армия под командованием генерал-лейтенанта танковых войск Ротмистрова Павла Алексеевича в составе:
18-й танковый корпус — генерал-майор т/в Бахаров Б.С.
110 тбр — подполковник Колесников И.М.
170 тбр — подполковник Казаков А И.
181 тбр — полковник Пузырев В.А.
32 мсбр — подполковник Струков Л.А.
29-й танковый корпус — генерал-майор т/в Кириченко И.Ф.
23 тбр — полковник Володин Н.К.
31 тбр — полковник Моисеев С.Е.
32 тбр — полковник Линев А.А.
53 мсбр — подполковник Липичев Н.П.
5-й гв. Зимовниковский механизированный корпус — генерал-майор т/в Слепцов Б.М.
10 гв. мбр — полковник Михайлов И.Б.
11 гв. мбр — полковник Грищенко Н.В.
12 гв. мбр — полковник Борисенко Г.Я.
24 гв. тбр — полковник Карпов В.П.
Армейские части: 1 гв. мцп, 53 гв. ттп; 678 гап, 689 иптап, 1446 сап, а также приданные армии: 1529 сап, 1522 и 1148 гап, 93 и 148 пап, 16 и 80 гв. минп БМ-13,
5-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта Жадова Алексея Семеновича в составе:
33-й гвардейский стрелковый корпус — генерал-майор Попов И.И.
95-я гв. стрелковая дивизия — командовал заместитель командира дивизии гв. полковник Ляхов А.И,
284 гв. сп — гв. подполковник Накаидзе В.С.
287 гв. сп — гв. подполковник Соловьев В.И.
290 гв. сп — гв. подполковник Заярный Ф.М.
233 гв. ап — гв, майор Ревин А.П. (погиб 12.7.43)
103 гв. оиптд — гв. майор Бойко П.Д.
9-я гв. воздушно-десантная дивизия — гв. полковник Сазанов А.М.
23 гв. вдп — гв. майор Резун И.В.
26гв. вдп — гв. подполковник Кашперский Г.М.
28 гв. вдп — гв. майор Пономарев В.А.
42 гв. стрелковая дивизия — гв. генерал-майор Бобров Ф.А.
29 зенитно-артиллерийская дивизия — полковник Вялов М.А.
301 аиптап — гв. майор Ионис М. С.
308 гв. аминп БМ-13 — подполковник Гольдин
14-я штурмовая инженерно-саперная бригада —
52-я гв. стрелковая дивизия — гв. полковник Некрасов И. М.
183 сд 69-й армии — генерал-майор Костицин А. С.
285-й стрелковый полк — подполковник Карпов
2 тк 69-й армии — генерал-майор т/в Попов А. Ф.
2-й гв. Тацинский танковый корпус — полковник Бурдейный А. С.
10 иптабр — полковник Антонов Ф. А.,
а также ряд других частей усиления.
Поддерживали и прикрывали с воздуха:
2-я воздушная армия Воронежского фронта генерал-лейтенанта авиации С.А. Красовского в составе:
1 шак — генерал-лейтенант авиации Рязанов В. П.
1 бак — генерал-лейтенант авиации Полбин И. С.
4 иак — генерал-лейтенант авиации Подгорный И. Д.
8 иак — генерал-майор авиации Климов И. Д.
генерал-майор авиации Галуков Д. П.,
а также часть сил 5-й и 17-й воздушных армий Степного и Юго-Западного фронтов.
ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ПАВШИМ В ЭТОМ ГРАНДИОЗНОМ СРАЖЕНИИ!
СЛАВА ВСЕМ ЕГО УЧАСТНИКАМ!